Аукцион 2 ПУШКИНЪ И ДРУГIЕ: ROSSICA SEPTIMA: "Отечество нам Царское Село...": ДЕНЬ ЛИЦЕЯ (В том числе: 3 поэта из Царского)
21.11.20 (локальном времени Вашего часового пояса)
России

ДОСТАВИМ В РОССИЮ! ОПЛАТА ПЕРЕД ДОСТАВКОЮ.
Аукцион закончен

ЛОТ 1:

{ПОЭТЪ ИЗЪ ЦАРСКАГО СЕЛА № 1} : [САМЫЙ РѢДКІЙ ПУШКИНЪ] ...Давным-давно, когда автор этих строк был ещё молод и ...

Продан за: €42 000
Стартовая цена:
30 000
Эстимейт:
€40 000 - €50 000
Комиссия аукционного дома: 29%
теги: Книги

{ПОЭТЪ ИЗЪ ЦАРСКАГО СЕЛА № 1} : [САМЫЙ РѢДКІЙ ПУШКИНЪ] ...Давным-давно, когда автор этих строк был ещё молод и глуп, довелось ему в Париже повстречать одного старого петербургского книжника, каковой в мифические (для автора) брежневския времена возил книги в Москву для некоего генерала МВД — страстного библиофила. Сидючи на террасе в парижском кафе, попивая красное вино, мой новый знакомец (буду называть его «господин N») расчувствовался и принялся рассказывать мне одну за другой истории о своих похождениях охотника за книжными сокровищами. Я, разумеется, «развесив уши, слушал всё да слушал». Под конец беседы господин N вдруг задумался. Взор его затуманился. С тяжким вздохом он вымолвил: «А вообще самая редкая книжка, которую мне ни разу в жизни не довелось подержать в руках — это тот самый тонюсенький Пушкин, «Братья разбойники»». Признаться, я порядком удивился. — Первое издание? — уточнил я на всякий случай. — Ну разумеется! — ответил мой собеседник. — Которое «105 копеек»? — не унимался я. — Оно самое. — Но помилуйте! С чего ж ему быть такой редкостью? Вон и Смирнов-Сокольский говорит (я уже знал о ту пору, кто такой Смирнов-Сокольский, и даже прочитал все его книги)... — Ну, мало ли что Смирнов-Сокольский говорит! Он, как и многие другие, между прочим, частенько ошибался. Но вот я тебе говорю: сколько я ни перевидел на своем веку редкостей, а вот эту книжицу -- брошюрочку тоненькую — так ни разу и не видал... Признаться, я об этом несколько жалею. (и убеленный сединами муж снова издал тяжкий вздох). — Да как же так? — спросил я, пораженный его словами. — Разве вы не слышали? Недавно вот в Москве как раз был продан экземпляр... — Ну да, — вяло откликнулся г-н N, — видел я его... Но разве то был настоящий библиофильский экземпляр? Он в конволюте, обрезанный, залитый какой-то... Неинтересно! А вот чтобы экземплярчик был чистенький, опрятненький... Попробуй ещё поищи! — Неужели так трудно найти? — Исключительно трудно, почти невозможно! — последовал категорический ответ. — Но отчего же? — воскликнул я, задыхаясь от волнения. Тут старик хитро на меня поглядел и сказал: «А ты догадайся!» На этом наш разговор закончился. Прошло немного времени, и, разумеется, я догадался. «Братья разбойники» — это же и вправду тонюсенькая брошюрка, всего лишь 16 страниц! Если покупатель тотчас не заказывал для неё переплёт (а переплетать тоненькую брошюрку — дело не самое сподручное), то велика была вероятность, что книжка «зачитается» или затеряется (подобно летучим изданиям). Поэтому до наших дней если и сохранилось некоторое количество экземпляров первого выпуска «Братьев разбойников», то чаще всего в составе конволютов (то есть приплетенные к каким-то другим книгам Пушкина). А вот чтобы до нас дошёл чистенький, опрятненький экземпляр «Братьев» per se (сам по себе) и в обложечке — такая вероятность представляется совершенно уж невозможной... И всё-таки чудеса случаются! Перед вами как раз такое чудо...

POUCHKINE, Alexandre. Les Frères-brigands. Moscou, 1827. In-8° de 15, [1] pp., broché, non rogné, couvert. préservée. Cachet tampon de la librairie Sté M. O. Wolff à Saint-Pétersbourg. Édition originale. Corvo albo rarior.


ПУШКИН, Александр Сергеевич (1799—1837)

Братья разбойники : (Писано въ 1822 году).

Москва : Въ типографiи Августа Семена при Императорской Мед.-Хирургической академiи, 1827. - 15, [1] с.; in-8°: 24 х 15,2 см. (не обрез.).


На последн. стр. обложки: «Цѣна 105 копѣекъ».

На полях 1-ой стр. обложки штемпелем: «Книжный магазинъ Т-ва М. О. Вольфъ / С.-Петербургъ» и «Printed in Soviet Union».

Издание — сложенный в 16 стр. печатный лист. Корешок ослаб, страницы обложки отходят. Временные пятна. Необрезанный экземпляр.

Экземпляр (в переплёте), описанный Смирновым-Сокольским (см.: Рассказы..., стр. 148), имел размеры: 24 х 14 см. Экземпляр из собрания Баярда Килгура (также в переплёте) — 24 х 14,2 см (см: Kilgour 881). Таким образом, наш экземпляр на 1 см. шире и является самым опрятным и добротным из описанных до сих пор (не переплетён, не обрезан).


ПУШКИН, Александр Сергеевич (1799—1837)

Братья разбойники : (Писано въ 1822 году). - 2-е изданiе.

Москва : Въ типографiи Августа Семена при Императорской Мед.-Хирургической академiи, 1827. - 14, [2] с.; in-8°: 23,9 х 14,9 см. (не обрез.).


На последн. стр. обложки: «Цѣна 42 копѣйки».

Издание — сложенный в 16 стр. печатный лист. Временные пятна. Необрезанный, наполовину неразрезанный экземпляр.


Библиофилу на заметку (маленькое примечание №1). Несмотря на схожесть обложек 1-го и 2-го изданий, они отличаются не только ценою и отдельной пометкою на титульном листе 2-го извода, но и вёрсткою. В этом легко убедиться, раскрыв, к примеру, обе книги на 9-й странице; если в 1-м изд. она начинается стихом «И чтожъ? попались молодцы;», то во 2-м: «Он умиралъ, твердя всечасно:». Именно поэтому в 1-м издании текст поэмы заканчивается на 15 стр., а во 2-м — на 14-ой; вёрстка в нём была произведена более компактно.


Оба экземпляра помещены в папку сине-зелёного коленкора с двойными золототисненными рамками по обеим крышкам, с тиснением золотом по корешку. Размер папки: 24,9 х 16 см. На форзаце фигуративный книжный знак Александры Фредерикс (Alexandra Fredericks) работы художника «ИС» (цветная литография; 8,5 х 6 см).


История появления и бытования этих изданий «пушкинианы» на антикварном рынке до того курьёзна, что её стоит поведать ещё раз (краткую справку читатель найдет у Ульянинского (в 3-м томе его «Библиотеки», стр. 1637), более подробно эта история освещена у Смирнова-Сокольского (в его «Рассказах о прижизненных изданиях Пушкина», стр. 154—156), а самый пространный рассказ о ней ищите в 6-м (1908 г.) и 31-32 вып. (1927 г. ) академического издания «Пушкин и его современники»).


В девятнадцатом веке «проблематическое» (как тогда говорили) 2-е издание «Братьев разбойников» относилось к редчайшим, поистине фантомным книгам «пушкинианы». Не было даже твёрдо установлено, каковым же оно было по счёту (первое? второе?). Общее мнение было таково: оно принадлежало к таким редкостям, которых «не видали самые записные библиографы» (из статьи «Пушкинская библиотека», 1881 г.). Однако в 1915 году «случилось страшное» (как пел Нерон в рекламном ролике банка «Империал») (1): откуда ни возьмись в книжных лавках появилась эта самая диковинка: 2-ое издание. Причём количество опрятненьких, чистеньких экземпляров его только возрастало... Что же произошло?


А произошло то, что сын Ивана Киреевского (приятеля Пушкина и Соболевского), доживая свой век в родовом имении Гузеево под Москвой, пожелал избавиться от всякого книжного «хлама» в своих кладовых и допустил туда «покапаться» одного заезжего книжника. Тот и обнаружил у Киреевского почти весь завод пушкинских «Разбойников», вышедших вторым печатанием. По-видимому издатели, решив «попридержать» этот тираж, свезли его в Гузеево. Ныне же перед ошалевшим букинистом Фадеевым предстали перевязанные в пачках почти тысяча экземпляров баснословной диковинки! За которую, разумеется, библиофилы давали баснословную цену... Правильным поведением в такой ситуации должно было быть следующее: продать (выдерживая правильные паузы) несколько экземпляров, а остальной тираж припрятать до лучших времён — чтоб внукам и правнукам было на что жить. Однако жадность человеческая вообще не имеет пределов, а уж жадность книжной торгашеской братии дошла до ушей даже самих богов-олимпийцев! Одним словом, вскоре все московские книжные лавки бойко торговали «баснословной редкостью», цена на неё катастрофически упала... И вот вам результат — тринадцать негритят (виноват, проскочило из другой истории... сейчас исправлюсь) — и в наши дни эти брошюрки встречаются чаще всех прочих книг Пушкина...


Библиофилу на заметку (маленькое примечание № 2). Однако, как справедливо замечают составители каталога «Весь Пушкин», сам факт и место обнаружения этих книг (в усадьбе Ивана Киреевского) «производит экземпляры поэмы в ранг мемориальных». В самом деле, если собиратели «пушкининаны» любят помечтать, что-де иную книгу мог держать в руках своих сам автор, то самая большая вероятность такого развития событий именно у 2-го выпуска «Разбойников»: ведь Пушкин с Соболевским собственноручно свезли его в Гузеево!


А вот что случилось с 1-м изданием «Братьев-разбойников»? А оно (как замечает всё тот же Смирнов-Сокольский), «считавшееся на букинистическом рынке не особенно редким, стало ныне весьма редким». Мы же, в свете нового библиофильского опыта, можем добавить: чистые, опрятные, необрезанные экземпляры, подобные нашему, — стали нынче такой же диковинкой, библиофильской баснословной редкостью, каковой в веке XIX-м было 2-е издание этой, по словам Белинского, «неразгаданной вещи» Пушкина...


1-е издание «неразгаданной вещи» в библиофильских собраниях:

Ульянинский 4266. Смирнов-Сокольский: Пушкин 10. Смирнов-Сокольский 995. Kilgour 881. Губар 3. Марков 15. Розанов 1361. Весь Пушкин 8.


2-е издание «неразгаданной вещи» в библиофильских собраниях: Ульянинский 4267. Смирнов-Сокольский: Пушкин 10. Смирнов-Сокольский 996. Kilgour 881. Марков 16. Розанов 1362. Лесман 1876. Весь Пушкин 9. Eden Martin 17.

Библиофилу на заметку (маленькое примечание № 3). Заметим почти совершенное (если исключить Килгура) отсутствие 1-го издания в престижных западных коллекциях (у Дягилева и Лифаря, Фекулы, Идена Мартина).


Происхождение: [баронесса?] Александра Фредерикс (экслибрис на папке); до 1970-х гг. — собрание одного русского библиофила (Германия); до 2008 г. — семейное собрание О-ных (Франция); после 2008 г. — частное русское собрание (Франция).