Аукцион 80 Часть 1 Плакаты и пластинки
2.7.21
Москва, набережная Тараса Шевченко д.3, Россия

Советские и зарубежные виниловые пластинки, плакаты, афиши, каталоги на заявленные темы.
Аукцион закончен

ЛОТ 2:

Сказ про мужика лукавого Василия Федорова, что в земле немецкой царем сидел. Лубочная сказка в виде свитка.


Стартовая цена:
40 000 р
Комиссия аукционного дома: 15% Подробнее

Сказ про мужика лукавого Василия Федорова, что в земле немецкой царем сидел. Лубочная сказка в виде свитка.

М.: Коркин, Бейдеман и Ко, 1917. Размер 170 х 30 см. Бумага, хромолитография, в рамке под стеклом. 2 склейки.  Состояние коллекционное.  Редкость.


[В начале XX века растущие противоречия между европейскими державами привели, несмотря на тёплые личные и родственные отношения последнего императора Германии Вильгельма II с монархами Великобритании и России, к Первой мировой войне.

Братоубийственная, чужая и непонятная для крестьянства она порождала слухи, домыслы и глухой рокот недовольства и патриотическая пропаганда воспользовалась привычной и доступной сказочной формой. 

Метафорическая иносказательность сказки, свобода интерпретации заложенного в ней сообщения помогали крестьянам, чье массовое сознание формировалось под воздействием в большей степени устной, архетипической, нежели письменной, логической традиции, избежать трудностей формулировок.

В газетах и журналах в форме лубка издавались сказки на тему борьбы русских героев с немецкими злодеями. Одна из сказок под названием «Сказ про мужика лукавого Василия Федорова, что в земле немецкой царем сидел», рассказывала о том, как Илья Муромец победил Вильгельма II. «За горами, за лесами, в земле немецкой басурманской, жил был царь, что Василием Федоровым прозывался, а по ихнему, по поганому просто Вильгельмом», — так начинался рассказ. 

Если наиболее популярной материальной причиной войны крестьяне считали упомянутую «земельную версию», то среди нематериальной выделяется фольклорной составляющей «сватовская версия»: так, летом 1915 г. нижнеомские крестьяне Акмолинской области предположили, что Николай II рассердился на австро-венгерского императора Франца Иосифа за то, что наследный принц Франц Фердинанд «хотел обмануть» Ольгу Николаевну. В этом 

слухе произошло причудливое объединение сказочно-архетипического с историко-фактологическим.]