Аукцион 39 Часть 2 ВОЕННО - ПРАВОВОЙ
23.2.20 (локальном времени Вашего часового пояса)
России
 Москва, набережная Тараса Шевченко д.3

Плакаты, книги, автографы, фотографии, документы.  Продолжаем снижать цены на выставленные лоты и добавляем новые . Удачных покупок !

Аукцион закончен

ЛОТ 762:

6 книг из библиотеки резидента НКВД в Испании и Латинской Америки Ф. Кравченко.

Стартовая цена:
20 000 р
Комиссия аукционного дома: 10% Подробнее

6 книг из библиотеки резидента НКВД в Испании и Латинской Америки Ф. Кравченко.

1) Арисменди Р. Вторжение доллара в Латинскую Америку. М. Иностранная литература. 1948 г. 196 с. Твердый переплёт, 13,5 х 19,8 см. Очень хорошее состояние. Автограф генсека аргентинской компартии Роднея  Арисменди советскому разведчику, Герою Советского Союза, резиденту в Испании и Латинской Америке Фёдору Кравченко.


2) Федоров А. Ф. Последняя зима. М. Воениздат. 1970 г. 384 с. Твердый переплет, 13 х 20,5 см. Отличное состояние. Автограф дважды Героя Советского Союза Федорова А. Ф. советскому разведчику, Герою Советского Союза, резиденту в Испании и Латинской Америке Фёдору Кравченко.


3) Доклад Центрального комитета. Представлен его генеральным секретарем Djlores Ibarruri. Прага. 1954 г. 196 с. Мягкий переплет, 13,5 х 20 см. Хорошее состояние, пометки в книге Ф. Кравченко.

4) Луис Корвалан. Линия освобождения. Сантьяго - Чили. 1958 г. 48 с. Мягкий переплет, 13 х 18,5 см. Отличное состояние.

5) Victorio Codovilla. Сегодня больше, чем когда-либо, единство действий рабочего класса и народа. Буэнос-Айрес. 1958 г. 16 с. Мягкий переплет, 14 х 20,5 см. Отличное состояние.

6) Устав кооперативного общества Объединенных Молочников ограниченной столицы. Suenos Aires. 1966 г. 32 с. Картон переплет, 10,3 х 14,5 см. Отличное состояние.


Фёдор Кравченко родился 4 марта 1912 года в селе Унароково (ныне — Мостовский район Краснодарского края). В 1913—1925 годах жил в Уругвае, затем вернулся в СССР. Проживал в Москве, работал в аппарате комсомола. В октябре 1936 года Кравченко был призван на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. В 1937—1938 годах участвовал в Гражданской войне в Испании. В 1939 -1941 гг. Кравченко находился в Мексике, на ближних подступах к Льву Троцкому. 
В начале войны Кравченко был направлен в тыл противника для выполнения специального задания командования фронта. Его группа установила связь с партизанским отрядом Григория Балицкого, после чего совместно действовала с ней, совершая диверсии на линиях Гомельского железнодорожного узла. За небольшой период времени партизаны уничтожили 11 эшелонов противника, 10 из которых были взорваны при непосредственном участии Кравченко. С ноября 1942 года группа Кравченко действовала вместе с соединением Алексея Фёдорова. К 1943 году она выросла в партизанский отряд имени И. Богуна. Только за июль-декабрь 1943 года на участке железной дороги Ковель-Брест отрядом было уничтожено 43 вражеских эшелона, при этому погибло более 650 и было ранено около 900 солдат и офицеров противника.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 мая 1945 года за «образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом героизм и мужество» капитан Фёдор Кравченко был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
С мая 1945 года Кравченко работал в заграничных резидентурах советской разведки в Испании, в частности, в Мадриде, Валенсии и Барселоне. В 1949 году тяжело заболел и был отозван в Москву. В 1957 году в звании майора Кравченко был уволен в запас. Находился на различных хозяйственных должностях, активно занимался общественной деятельностью. Скончался 19 ноября 1988 года, похоронен на Кунцевском кладбище Москвы.
Был награждён двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, рядом медалей и иностранных наград.
(для справки)
Фёдор Кравченко ( "Клейн") - в том стратегическом сценарии руководства разведуправления был только одним из оперативных звеньев. 
«Клейну» была поставлена сложная задача – в качестве дипломата одной из латиноамериканских стран попасть на работу в ее представительство в Берлине. Центру нужна была информация из столицы фашистской Германии. Но добыть такие документы и добиться назначения на дипломатическую службу было трудно. Для этого требовалось время. А его-то «Клейну» и не хватало. Когда в 1940 году стало ясно, что разведчик не сможет устроиться на дипломатическую работу в министерство иностранных дел и выехать в Германию, Центр поставил перед ним другую задачу: создать в той стране, где он находился, нелегальную резидентуру военной разведки. Руководство СССР все больше и больше интересовало отношение США, Канады и стран Южной Америки к ситуации в Европе. Советскому Союзу нужны были надежные союзники и партнеры. Информация по этому вопросу приобретала стратегическое значение. И Кравченко приступил к ее добыванию...
Не все получалось так, как он хотел. Но дело постепенно налаживалось. Выполняя рекомендации, которые дали ему в Москве работники Центра опытные разведчики полковник Я. Бронин и капитан М. Полякова, «Клейн» к концу 1940 года создал разведывательную группу, в которую вошли агенты «Булочник», «Шофер», «Профессор» и «Сестра». Среди них были ответственный работник министерства иностранных дел и высокопоставленный офицер министерства обороны Мексики. От них «Клейн» получил информацию о том, что США начали переговоры о строительстве в Мексике военно-морской базы в Тампико и военно-воздушной – в Веракрусе. Он сообщал в Центр о том, что американцы настойчиво подталкивают страны Латинской Америки к созданию регионального блока под своим контролем...
Ронсеро сидел в ресторанчике «Лос Пинос» и ждал приближения часа «Ч». Он должен был выйти из ресторана и ровно в восемь вечера подойти к месту встречи с человеком из Москвы. «Клейн» не знал, кто выйдет на явку. Но он надеялся, что на встречу прибудет его руководитель Алексей Коробицын, которого он уже давно не видел....
Коробицын, оперативный псевдоним «Турбан», прибыл в Латинскую Америку несколько позже, чем «Клейн». Он стал руководителем нелегальной резидентуры. Федор – его заместителем. В разведке, как и в любой военной организации, командиров и начальников не выбирают...
«Турбан» и «Клейн» встречались в разных странах и различных городах, но работали по единому замыслу. Своего руководителя Кравченко хорошо знал – в одно и тоже время они воевали против испанских фашистов. За активное участие в тех событиях Коробицын был награжден орденом Красного Знамени. 
С первых же дней своей нелегальной командировки «Клейн» понял, что работа разведчика мало чем отличается от положения солдата во время войны на передовой. Это положение он глубоко прочувствовал в Испании. Только теперь он был один на один с противником. Более того, он не был защищен от опасностей, скажем, как танкист – броней. У него даже не было с собой никакого оружия для элементарной самозащиты. В чужой стране опасности поджидали его на каждом шагу.
Однако в этой стране никто и подумать не мог, что он – советский разведчик. Кравченко в совершенстве владел испанским языком, имел настоящие документы местного гражданина, и ему принадлежала инициатива. В бою – это главное...
В середине 1940 года Кравченко, однако, попал в сложную ситуацию: в стране, где он проживал ( Мексика), был утвержден новый порядок воинской повинности для всех молодых граждан. Ронсеро должны были призвать на военную службу. В Центре такая перспектива в работе разведчика не предусматривалась, и он должен был сам найти выход из создавшегося положения. И он его нашел. Ему удалось через своего агента, работавшего в министерстве иностранных дел, получить проект указа президента. Изучив его, «Клейн» понял, что военной службы можно избежать. Для этого необходимо было заблаговременно жениться на местной гражданке: семейных молодых мужчин в армию предполагалось не призывать. Этим обстоятельством он и решил воспользоваться. Подробно доложив свои соображения в Центр, Кравченко просил разрешить ему вступить в брак с его знакомой Алисией.
Алексей Коробицын поддержал его предложение. Стали ждать указаний из Москвы.
Время шло. Но конкретного ответа – положительного или отрицательного – не поступало. А дата подписания нового указа о военной службе приближалась. И когда возникла реальная угроза призыва Ронсеро в армию, он принял самостоятельное решение и без санкции Центра вступил в брак с Алисией...Это было в момент операции по ликвидации Троцкого.